Mikalai Beliashou (beliashou) wrote,
Mikalai Beliashou
beliashou

Category:

Впечатления от военных сборов: Бойцы белорусской армии

Начинаем продолжать публикации на тему моих впечатлений от посещения военных сборов с учениями. Еноты, конечно, более актуальная тема, но я всё равно об армии. На этот раз мне хотелось рассказать что я думаю о тех, кто служит сейчас в армии. Ну то есть начнём с самого начала: наша группа артиллерии, в составе которой был наш артиллеристский дивизион по мирному времени расзвёрнута минимально. Я не буду приводить все цифры, потому что это или военная тайна, или я сам не успел в них разобраться, но смысл в том, что в нашем дивизионе был начальник дивизиона и зампотех. Два человека. Вообще, если подразделение существует в мирное время в свёрнутом в трубочку состоянии, то там должно оставаться 10% состава.У нас должно было быть порядка 25 солдат и офицеров. А было — два. То есть, не 10%, а один. Так как в группе артиллерии разворачивался только один дивизион, то нами занимались три офицера: ещё и командир группы артиллерии. И ещё два человека были «посредниками». Посредник в армии это тот, кто должен быть в курсе всего, что делает подразделение, что бы вовремя убедиться, что подразделение творит фигню и пресечь это. Наши же посредники нам помогали — разумеется в сто тысяч раз меньше, чем непосредственные начальники, но больше помогали, чем наблюдали.

Кадровые офицеры к нам относились всегда и во всём более, чем доброжелательно. И реально заботились о нас. У нас не было построений в которых не было необходимости («командир! Доведи до личного состава, что у них только что якобы было построение в казарме и отбой, что бы все знали, если спросят»). У нас были маленькие автоматики, которые легче, складнее и без штык-ножа. Ну и мы не таскали их тогда, когда условия казармы позволяли сдать их в оружейную комнату. Собственно, нам не было совсем легко, но когда видел соседей, которые таскают постоянно всегда и всё — я благодарил наших отцов-командиров. Как проницательный наблюдатель я заметил некоторые слабые стороны наших командиров, но так как общее впечатление у меня положительное, то я не стану о них говорить.
Почему эти люди служат в рядах нашей армии? (Вы ещё помните, что все мои рассказы — это то, что я увидел, услышал, запомнил, выдумал?) Я так и не понял почему они все служат. Есть мнение, что они хотят дотянуть лямку до военной пенсии, которая получается через 20 лет службы в рядах, кто-то уцепился мёртвой хваткой в свою синицу, потому как боится пойти на журавлиную охоту. Кто-то по-моему совсем не задумывается почему: служит и служит. С улыбкой. Если я правильно понял, то у майоров-подполковников зарплаты по 4-6 миллионов. То есть как бы не за длинным рублём они там. Армия сделала их важнее и солиднее своих лет, так что о том, что они ровестники я узнал только из списков дивизиона.

Перед тем, как перейти к партизанам, хочется отметить гражданских, которые были с нами. Это преподаватели, а по совместительству контрольная группа, и водитель нашего камаза. Преподаватели приходили нам рассказывать про наше оборудование и задачи пока мы были в казарме, а во время учений они должны были выверять данные на стрельбу, что бы мы случайно не стреляли по Борисову или наблюдательным пунктам. Это бывшие кадровые офицеры, которые уже получают свою пенсию и приходят в армию «помогать», потому что это дело они знают безупречно. Ну и пенсия плюс зарплата — это две зарплаты. Отдельно хочется рассказать про водителя. Он уволился в запас прапорщиком. До этого долго служтил, был в Афганистане, потом гражданским водителем. Ему всегда было в свободную минутку что рассказать: как добывали пропитание в Афганистане, как он халтурил на грузовичке, как перегоняли какие-то машины через сотни километров, как и что из перевозимых грузов подтыривали. Есть ощущение, что в армии люди проходят через решение таких задач, что потом нельзя этих людей поставить в условия, что бы они не знали что делать. Но водку нам он привозить отказался наотрез — видать очень он дорожит своей работой. И это после того сколько бойцы ему грибов собрали...

Партизан у нас было около тысячи человек. Двести офицеров из Минска и восемьсот солдат и сержантов из гомельской области: Гомель, Житковичи, Речица, Мозырь, Жлобин. Все сорокалетние мужики. Офицеры как служившие в армии офицерами, так и после военной кафедры. Солдаты и сержанты вроде как все отслужившие двадцать лет назад свои два года.
Офицеры, служившие когда-то в армии, почти все сразу попали в штаб и там играли в свои штабные игры. Они много рассказывали про то, что они вытворяли во время службы, кто в какие передряги попадал и кто чего учудил. Все они ужжжасно гордились тем, что в какой-то момент времени собрались духом и уволились в запас до достижения пенсионного возраста, но через полгода они уже об этом не жалели. Я не смогу передать словами выражения глаз подполковников, которые могли бы уволиться лет десять-пятьнадцать назад старлеями, но не сделали этого...
Мы — офицеры после военных кафедр, строго говоря офицерами там особо не являлись. Ну то есть выглядели мы как-то не так серьёзно, хотя некоторые из нас хотели честно повыполнять офицерские задачи, покомандовать стрельбами и манёврами. В открытую над нами никто не смеялся и нафик не посылал, но одних только звёздочек на погонах для реального авторитета не достаточно.

Рядовой и сержантский состав вызывал моё восхищение. Ну вы понимаете, что это сорокалетние мужики, которые далёкие двадцать лет назад отслужили честно свои два года, а сейчас БАЦ! и в армию, например, снаряды подавать или самоходную гаубицу рулить. Вот эта то часть населения меня восхитила больше всего. Очень похоже на то, что армейские привычки и правила не прошли для них бесследно, вспомнили всё — от заправки кроватей до армейских принципов выполнения задач. Причём, все уже были на расслабоне, шутка ли, в первый день уже было всего три недели до дембеля!? :-)

Мои бойцы меня всегда поддерживали и никогда особо не подкалывали. Я думаю, что это потому, что у меня получилось не пытаться строить из себя того, кем я не был. Бойцы учили меня разбирать и чистить автоматы, не выполнять необязательные команды старших офицеров, подсказывали мои ошибки во время ходьбы строем и прочих построений. Забавно было наблюдать картинку, как бойцы, лояльно относящиеся ко мне, очень агрессивно относились к штабным офицерам, которые пытались их строить или давать им какие-то не очень приятные команды. Как-то офицер, который считал себя авторитетным в глазах солдат, потому что когда-то он отслужил десяток лет, попытался моих бойцов рано утром призвать к выполнению хозяйственных работ. Через пару минут он уже криком доказывал что он не верблюд, а мои солдаты в таком же ключе рассказывали ему про перенесённые на срочке тяготы и лишения воинской службы. Слушать их было страшно и забавно. Потом оказалось, что весь остальной лагерь уже собирается и грузится, поэтому все дружно к ним присоединились. Но командовать нашей палаткой вышеуказанный офицер больше и не пытался.
Вообще солдаты не сильно церемонились с субординацией: старшина (сержант) ходил прямо к генерал-майору выяснять как солдаты будут добираться домой, а солдат в ответ на приглашение подполковника поехать радистом на его машине, отвечал: «Ну товарищ подполковник, ну очень у вас трясёт в машине, меня укачивает. Я не поеду!», а товарищ подполковник обнял его по-отечески за плечи и говорит: «Мы ради тебя медленно и аккуратно поедем, поехали!»
Ещё хотел рассказать про воинские специальности, но уже и так много текста получилось :-)
Tags: Армия, капитан, лейтенант, офицер, подполковник, сержант, солдат
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 33 comments